Перекат мустанга

Автор: Анна Мазина, фотографии и расчистка Анна и Максим Мазины.

«Перекат мустанга», или выраженная фаска по нижней части копытной стенки — визитная карточка тех, кто относит свой метод расчистки к «натуральным», т.е. воспроизводящим природный износ копыта. Впервые он был замечен у мустангов, живущих на западе США в высокогорных пустынях. Исследователи, наблюдавшие за ними (Джеми Джексон и Джин Овничек), были поражены функциональностью их копыт: лошади комфортно передвигались по каменистой местности, в том числе спасались бегством от хищников, преодолевая в сутки расстояние до 30 км по очень жесткому, абразивному грунту. Помимо плотного рога, надежной мозоли на всех структурах, касающихся земли, глубокого свода, хорошо развитого пяточного амортизатора и отличного ламинарного соединения, не имеющего растяжений, было отмечено, что характерной особенностью копыт мустангов является сильный перекат по стенке, доходящий до внутреннего, непигментированного слоя стенки (водяной линии), а то и до белой линии. (На фото справа представлено копыто дикого мустанга из коллекции Джеми Джексона).

Это шло вразрез с распространенной теорией о том, что в копыте основной опорной структурой является стенка, а подошва, стрелка и заворотные стенки играют лишь вспомогательную роль, и если на них придется больше нагрузки, они будут наминаться. Копыта мустангов являлись примером обратного: было замечено, что роль стенки в несении нагрузки (и еще какой нагрузки!) была лишь вспомогательной, тогда как основной вес приходился на остальные части копыта. Если задуматься, ни одно животное в природе не ходит на ногтях, и лошади не являются исключением (а стенка — это именно ноготь вокруг ороговевших подушечек пальцев — подошвы). Мустанги поддерживают свои «ногти» коротко стертыми, лишь частично опираясь на них, точнее, на их внутренний край. В момент же отталкивания копыта нагрузка на стенку значительно возрастает, она встает на землю всей плоскостью переката.

Что же дает лошади коротко стертая стенка с выраженной фаской? Прежде всего, такое копыто — это «обувь впору»: копытная капсула соответствует по размеру копытной кости. Выраженный перекат позволяет оптимизировать перекатывание копыта через зацеп, точка отрыва находится именно в том месте, где это задумано природой — непосредственно перед копытной костью. У домашних лошадей, ведущих малоподвижный образ жизни, копытная стенка часто перерастает и клешится, особенно по зацепу. Лошадь будто бы носит обувь на один или несколько размеров больше, чем предполагает размер ее копытной кости, а это неудобно и вредно для всего организма. Смещенная вперед точка отрыва затрудняет вынос ноги, нога дольше остается на земле, из-за чего задние ноги могут догонять передние, лошадь может засекаться. Чем длиннее зацеп, тем больше получается рычаг, увеличивающий нагрузку на сухожилия и деформирующий копытную капсулу (пятка заужается, стрелка становится более склонной к загниванию). В фазе полета ноге с таким копытом может не хватать времени расправиться полностью, лошадь будет спотыкаться. Также для копыт с длинным зацепом характерно наступание с зацепа, а это разрушительно воздействует на организм: не задействуется и постепенно атрофируется пяточный амортизатор, сотрясения от удара о землю приходятся на суставы, создаются предпосылки для навикулита, а главное от этого еще сильнее растягивается ламинарный слой, стенка клешится, копыто деформируется еще больше, запускается порочный круг. При этом, у лошадей наблюдается очень разная субъективная реакция на дополнительную длину зацепа. Некоторые лошади способны свободно двигаться даже с сильно переросшими копытами, в то время как для других критичными оказываются даже лишние полсантиметра стенки — они начинают наступать с зацепа, и копыто деформируется.

Если же стенка не имеет клеша, и снизу присутствует перекат мустанга, перекатывание копыта в движении происходит непосредственно перед краем копытной кости, нога легко выносится и приземляется почти плоско, но слегка с пятки, задействуя пяточный амортизатор, который гасит сотрясения от ударов о грунт. Суставы и сухожилия не получают дополнительной, разрушающей их нагрузки. При этом, перекатывание происходит не только через середину зацепа, так как лошади двигаются не только строго вперед. Боковые стенки у мустангов также стерты коротко и имеют фаски.

У много двигающихся домашних лошадей тоже формируется и самостоятельно поддерживается «перекат мустанга», но стенка далеко не всегда имеет возможность стираться в достаточной мере, и перекат отрастает вместе с ней. В этом случае, в роли абразивного грунта должен выступать рашпиль коваля, чтобы перекат мог вернуться на место — на один уровень с живой подошвой.

В этом копыте за полтора месяца между расчистками стенка отросла больше, чем на сантиметр над подошвой, и нуждается в понижении, но перекат имеет идеальную форму. В данном случае он более выражен по зацепу и в пятках, а в четвертях фаска доходит лишь до половины толщины стенки.


Другие примеры великолепных перекатов, сформированных самими лошадьми в результате большого количества движения по разным грунтам (копыта сфотографированы до расчистки). Форма переката в каждом копыте индивидуальная — в одних копытах фаска более выражена по зацепу и в пятках, а в других весь периметр стенки равномерно сполирован под 45 градусов по всей толщине, угол переката в зацепной области у некоторых более крутой, у других более пологий и т.д. Все эти копыта отличают плотные ламинарный слой и белая линия, великолепный свод подошвы и надежная для наступания мозоль на всех структурах в нижней части копыта.  Расчистка таких копыт заключается в небольших корректировках отдельных слегка переросших частей.


Что касается самого копыта, коротко стертая, не перерастающая стенка позволяет ламинарному соединению оставаться прочным и плотным, благодаря этому копытная кость может располагаться в копытной капсуле высоко. Природой устроено так, что если стенка на каком-то участке или по всему периметру отрастает слишком сильно и начинает испытывать повышенную нагрузку, она отгибается в сторону, трескается и заламывается (если стенка толстая, это происходит не сразу, сначала по мере отрастания стенки лошадь поднимается над землей 🙂 ). Это природный механизм саморасчистки, позволяющий копыту «отсекать все лишнее», что не стерлось само и переросло. Чтобы лишнее могло отогнуться и заломаться, испытывающие повышенную нагрузку участки ламинарного слоя по нижней части копыта растягиваются и разрываются. Однако если стенка перерастает регулярно и на больших участках, значительная часть ламинарного слоя оказывается растянутой в стороны, а под весом лошади растягивается еще и вниз. Происходит опущение копытной кости, лошадь как бы проваливается в свои копыта, или, другими словами, копыто натягивается на ногу выше, как если бы носок растягивался до состояния гольфа. Подробнее об этом рассказывается в статье «Слишком маленькие копыта». Подошва в таких копытах легче стирается о грунт, истончается, и ее свод становится неглубоким, на жестком грунте лошадь начинает испытывать дискомфорт.

Перекат мустанга позволяет исправить эту ситуацию — и клеш стенки, и опущение кости. С помощью него со стенки убирается повышенная нагрузка (иногда нужно действовать очень осторожно, подробнее об этом ниже), и она получает возможность отрастать надежно прикрепленной к копытной кости плотным ламинарным соединением. По мере срастания клеша, подошва получает возможность набрать естественную толщину и глубину свода, копытная кость поднимается выше в копытной капсуле. На реабилитацию копыт уходит определенное время, в зависимости от размера клеша. Отогнувшаяся стенка обратно не прирастает, но по мере отрастания здоровой стенки сверху вниз, от венчика до земли, клеш постепенно стирается о грунт и спиливается ковалем. Выраженная фаска способствует тому, чтобы при отталкивании на стенку оказывалось легкое поджимающее давление в противовес плоско запиленной стенке, давление на которую при отталкивании получается отрывающим. Клиенты ковалей натурального толка обычно отмечают исчезновение заломов, однако это лишь наиболее заметная часть огромного айсберга оздоровления копыт.

К слову, некоторые владельцы опасаются, что это легкое поджимающее давление грунта на копыта с фаской будет затруднять копытный механизм (расширение копыта при наступании и сокращение при поднимании в воздух). Такие опасения напрасны. Помимо того, что сила, поджимающая стенку, ничтожно мала по сравнению с силой, раздвигающей пятки в стороны под весом лошади, ничто не способствует полноценному копытному механизму больше, чем уверенное правильное наступание, а оно возможно только когда копыто удобно лошади и не заставляет ее беречься и компенсировать. Лишенное клеша копыто с толстой подошвой, хорошим сводом и физиологично расположенной линией отрыва будет намного функциональнее, чем растянутое, деформированное копыто с тонкой, чувствительной подошвой и смещенной вперед точкой отрыва (т.е. «обувь», которая не просто велика, а еще и доставляет дискомфорт на жестком грунте), в первом случае лошадь будет увереннее и больше двигаться, и копытный механизм будет работать эффективнее.

Помимо всего вышеперечисленного, перекат мустанга позволяет сглаживать острые края повреждений стенки — места выхода гнойников, заломы, отверстия от гвоздей и т.д., препятствуя дальнейшему заламыванию.

В дополнение к перекату, формирующемуся при отталкивании копыта, есть еще перекат, формирующийся при его приземлении. Пяточный угол сполировывается фаской, по нашим наблюдениям приблизительно параллельной боковым бороздкам стрелки. За счет этого копыто приземляется не на уголок, а на небольшую плоскость. По всей видимости, такой угол фаски связан с тем, что лошадь при наступании старается поставить копытную кость плоско, на всю поверхность. Поясню, на чем основан такой вывод. По наблюдениям Пита Рэми в результате препараций копыт, дно боковых бороздок практически всегда параллельно кориуму подошвы, т.е. слою основы кожи между подошвой и копытной костью и мякишными хрящами. У этого правила есть отдельные исключения, например, подподошвенные гнойники, но в целом, Рэми считает дно бороздок надежным ориентиром для определения положения копытной кости в копытной капсуле. Известно, что когда на копыто переносится вес, пятки под нагрузкой раздвигаются в стороны, свод уплощается, и копытная кость в момент максимальной нагрузки оказывается параллельной земле. Судя по углу переката в пятках, при правильном наступании слегка с пятки, в момент касания копытом земли дно боковых бороздок и копытная кость уже параллельны земле, т.е. несмотря на то, что само копыто ставится не абсолютно плоско, копытная кость и хрящи как раз ставятся плоско. Этот момент требует дополнительного изучения, однако наши наблюдения регулярно подтверждают такую догадку.

Где будем делать талию?

Итак, вроде бы, на счет переката все понятно — если стенка перерастает, нужно понизить ее по высоте до уровня живой подошвы и воспроизвести перекат, который много двигающиеся лошади и дикие мустанги сами формируют на нижней части своих стенок. Иногда в этом действительно вся задача и состоит, но, к сожалению, совсем не всегда. В некоторых случаях нужно действовать очень осторожно, оставляя стенки больше, а в некоторых наоборот радикальнее, запиливая стенку вместе с частью подошвы, иначе не избежать проблем, в том числе гнойников и трещин. О том, как определять эти ситуации и о нюансах перекатов поговорим ниже.

Прежде всего нужно оговориться, что основной приоритет в расчистке — это удобство копыт для лошади. Лошадь не должна хромать или щупать после расчистки, потому что в этом случае она будет вынуждена компенсировать, нагружать копыта неправильно, и это повлечет за собой искривление их формы. Встречается мнение, что нужно сразу придать копытам как можно более правильную форму, даже если лошадь какое-то время будет испытывать дискомфорт. Однако важно понимать, что правильную форму нельзя просто взять и вырезать, она сформировывается сама в результате более правильного, т.е. полноценного и равномерного использования копыт. Подробнее об этом в статье «Как оценить правильность расчистки». Заставляя лошадь беречься, мы сами же противодействуем динамике, которую хотим задать, в лучшем случае замедляя ее, а в худшем делая ее невозможной.

Примером ситуации, когда хочется сделать больше, но целесообразнее действовать аккуратно, являются чувствительные копыта с растянутой стенкой и тонкой подошвой. Такими копыта могут стать в результате приступа ламинита (о реабилитации ламинита с помощью переката мустанга рассказывается в статьях «Не просто гнойник» и «Расчистка при ламините») а также в результате того, что стенке регулярно позволяли перерастать и клешиться. Нередко встречается клеш и по всему периметру стенки. Сложность состоит в том, что растянутая стенка отрастает больше в стороны, чем в высоту, и если сократить ее по длине до подошвы и сделать перекат, она перестанет касаться земли, и весь вес лошади придется на чувствительную подошву, отчего лошадь зажалуется и с очень большой вероятностью намнет подошву. Есть только один случай, когда полное снятие нагрузки со стенки оправдано — это синкер, полное разделение ламинарного слоя по всему периметру копыта в результате острого воспаления, когда опора на стенку на любом участке крайне болезненна для лошади. Из двух дискомфортов приходится выбирать меньший и ставить лошадь на подошву, полностью разгружая стенку. При этом, нужно позаботиться о ботиночках с мягкими фильцами или исключить жесткий грунт, т.е. любым способом защитить мягкие ткани от наминания сквозь тонкую подошву. В остальных же ситуациях вполне хватает уменьшения опоры на стенку, вывешивания стенки на определенных участках, хотя временное исключение жесткого грунта на период реабилитации копыт или защита в виде ботиночек будут совсем не лишними.

На каких же участках в этой ситуации допустимо делать перекат? Рэми в своей статье «Точка отрыва» советует сначала сращивать зацепный клеш, оставляя опору на стенку в четвертях, а потом отдельно заниматься клешем в четвертях, если он к тому моменту не срастет сам в результате более правильного наступания. У нас есть хороший опыт и с более смелым убиранием стенки — мы вывешиваем и зацепный, и четвертной клеш одновременно, и оставляем опору на стенку только в 4 точках — в пяточных углах и по краям зацепа, т.е. в этих местах лишь слегка скругляем край стенки, тогда как на вывешиваемых участках делаем перекат до подошвы, даже если стенка там перестанет касаться земли. Точки по краям зацепа называются в некоторых копытных теориях пилярами. Замечено, что ламинарный слой в них более плотный, как и подошва рядом с ними, т.е. они могут служить надежной опорой наравне с пяточными углами. Как правило, клеш боковых стенок формируется в копытах с подмятыми пятками, стенка в четвертях выдавливается в стороны, а на подошве получается выраженная арка. Запиливание клеша в четвертях перекатом до края подошвы сбоку выглядит как скуп, хотя специально мы его не делаем. Такая расчистка обычно не заставляет лошадей щупать и помогает эффективно сращивать и зацепный, и боковой клеш, с каждой следующей расчисткой «скуп» становится все меньше, и через какое-то время стенка вырастает плотно прикрепленной к кости и становится способной участвовать в несении веса лошади. При этом, нужно прислушиваться к реакции лошади, и если она будет выказывать дискомфорт на привычном грунте, оставлять бОльшие участки стенки для опоры.

Пример копыта с растянутой по всему периметру стенкой, чувствительной пяткой, но хорошим сводом. При расчистке оставлена опора на стенку в пяточных углах и в точках по краям зацепа (зеленые кружки), остальное вывешено перекатом под 45 градусов. В четверти намечается трещина — попытка  переросшей стенки саморасчиститься. Очень важно работать с клешем в четверти наравне с клешем зацепа, чтобы избежать заломов по этой трещине, так как они могут быть высокими, и чтобы трещина не дошла до венчика, и зона роста рога не оказался травмирована. Подробнее о трещинах в четверти можно прочитать в статьях «Трещины копытной стенки» и «Не просто залом».


(При нажатии фото открываются в большом размере). Это копыто долгое время ковавшегося коня-пенсионера, уже в середине процесса реабилитации. Пяточная часть была очень слабой, а подошва тонкой, конь проявлял чувствительность на жестком грунте, а по щебню еле мог идти. Комфорт коня ставился в приоритет, расчистка делалась максимально аккуратно: зацепный клеш спиливался не под 45 градусов, а под более пологим углом и на небольшом участке. Несмотря на такой осторожный подход, всего за 3 месяца удалось добиться значительной динамики (см. фото ниже), а спустя еще некоторое время повышенная чувствительность к грунту ушла.


Обратная ситуация, когда простого переката по стенке недостаточно, и нужен более радикальный перекат, захватывающий и часть подошвы, возникает, когда в копыте присутствует ламинарный клин, закрытый рогом, похожим на рог подошвы. Зацепная стенка может быть ровной, а если посмотреть на копыто с подошвы, белая линия может выглядеть вполне плотной, однако другие признаки будут указывать на присутствие клина и расклешения стенки, возможно, от самого венчика. Первый признак — бугорок на подошве, являющийся краем мозоли и совпадающий с краем копытной кости. Рог подошвы снаружи этого бугорка более плоский или другой по консистенции, чем рог в своде. Не стоит путать эту ситуацию с той, когда подошва постепенно наращивает толщину, и поначалу в ней тоже имеется плоский участок по периферии, нужно проверить и другие индикаторы.

Пример того, как выглядит плоский участок по краю подошвы при недостаточной ее толщине. По мере того, как подошва набирает полную толщину и естественную глубину свода, плоский участок по периферии сокращается, пока не исчезнет совсем, и купол свода не начнет примыкать к белой линии. 


Второй признак наличия клина — слишком большое расстояние от вершины стрелки до края подошвы в зацепной части. Если мысленно нарисовать арку нижнего края копытной кости, рога арки совпадут с краем подошвы в четвертях, а свод арки пройдет по зацепному краю мозоли. Впереди этой арки будет ламинарный клин, закрытый подошвенным рогом. Гнойники в четвертях могут сделать невозможным рисование такой арки, так как подошва в месте выхода гнойника может быть растянутой в сторону, однако случаются они редко, и этот способ часто оказывается полезным.

Третий признак — клеш стенки. Посмотрев на копыто сбоку, нужно мысленно продолжить линию верхнего роста, где рог плотно прикреплен к кости, до плоскости наступания. Эта линия должна пересечь подошву прямо перед краем мозоли. Впереди этой линии под стенкой будет скрываться ламинарный клин.

Если хотя бы по двум признакам, а лучше по всем трем, удастся определить размер ламинарного клина, оправдан будет очень глубокий перекат до настоящего края подошвенной мозоли. Такой выраженный перекат называется рокером, некоторые делают его пологим, у нас же отличная практика и с рокером под 45 градусов к плоскости наступания, аналогично тому, как лошади сами с каждым шагом стирают слишком длинные зацепы при изменении расчистки или условий жизни.

В этом копыте коваль оставлял длинноватые зацепы, но так как лошадь продолжала наступать правильно, излишек зацепа постепенно стирался под углом 45 градусов, и сформировывался самый настоящий рокер. Точка отрыва получалась близко к копытной кости, что позволяло пользоваться копытом эффективно и нагружать его равномерно. К моменту фотографирования (через 45 дней с прошлой расчистки) стенка отросла равномерно, и в зацепе и в пятках присутствовали перекаты, говорящие о правильном наступании.


В ситуации с ламинарным клином, скрытым подошвой, обычный перекат не решит проблемы, копыто будет оставаться расклешенным, нагружаться и отрастать неравномерно. У лошадей с разными копытами такая излишне осторожная расчистка может оказаться неспособной противостоять постепенному увеличению асимметрии, в копыте с низкой пяткой увеличатся заворотные стенки, и в некоторых случаях за короткое время они могут перерасти, треснуть посередине и намять подошву до обширного гнойника.

В дополнение к выраженному перекату очень эффективно бывает на нижних 2-3 см стенки слегка спилить ее по толщине, продолжая линию верхнего, правильного роста. Если рог растет под правильным углом только у самого венчика, а дальше клешится, то нужно взять за ориентир направление роста в средней части копыта, ближней к нижним 3 см, и продолжить эту линию, даже если этот угол непараллелен копытной кости. По мере срастания клеша эти углы выровняются.

Этот прием иногда называют вертикальной расчисткой, и есть те, кто считает, что клеш стенки таким образом и устраняется, так как зрительно стенка начинает казаться ровной. В действительности же под спиленной стенкой остается все тот же ламинарный клин, и избавление копыта от клеша заключается в сращивании этого клина, а не в косметическом выравнивании стенки. Тем не менее, это очень действенный для сращивания клеша прием, так как участки стенки, склонные перерастать, истончаются и стираются быстрее, уравниваясь в темпах стирания с более нагруженными участками стенки, а также на них уменьшается отрывающая нагрузка, копыту придается более обтекаемая форма.

Примеры определения края подошвенной мозоли.

(При нажатии фото открываются в большом размере). В этом копыте стенка была растянута по всему периметру, а подошва была плоской и тонкой. Край подошвы легко различим, от него по зацепу сделан перекат под 45 градусов, а в местах, обозначенных зелеными кружками, стенка остается опорной.


(При нажатии фото открываются в большом размере). Зеленые стрелки указывают на край подошвенной мозоли, который в разных копытах может выглядеть совсем по-разному. На фотографии слева синяя стрелка указывает на рог, закрывающий ламинарный клин в четверти.


(При нажатии фото открываются в большом размере). У этой лошади разные копыта, левое с вытянутым вперед зацепом и низкой пяткой. По зацепу имеется клеш, хотя стенка выглядит ровной. О наличии ламинарного клина рассказывает очерченный край подошвенной мозоли (зеленые стрелки), не совпадающий с краем подошвы. Делая перекат от края мозоли, мы поможем лошади вырастить менее деформированное копыто и в некоторой степени выправить лежащую пятку из-под копыта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: