О нашем отношении к ковке

Автор: Анна Мазина, фото: Максим Мазин.

Ковать или не ковать? Являются ли подковы однозначным злом или необходимы лошади для защиты копыт, повышения работоспособности и лечения патологий? К однозначному ответу на этот вопрос не могут прийти даже светила ортопедии с мировым именем. Обе точки зрения (а также все промежуточные) имеют обоснования, их справедливость подтверждается фактами, а против позиции противника приводятся вполне веские доводы, выставляющие ее нелогичной. Вспоминаются случаи безграмотной работы с копытами как с той, так и с другой стороны, и исправления ситуации с помощью своего метода, пишутся статьи об однозначном вреде ковки и наоборот, о том, сколького с помощью ковки можно достичь, о том, что не бывает классической и натуральной расчистки, есть только правильная и т.д и т.п.

Так как мы называем свой метод расчистки натуральным и не используем подковы, нас тоже время от времени спрашивают как мы относимся к ковке. На это мы обычно отвечаем фразой из известного анекдота: «мы к ней не относимся» 🙂 Природа наделила копыта лошадей замечательными механизмами саморегуляции, адаптации к условиям жизни, компенсации проблем. В каждый момент времени организм лошади пытается сделать копыта здоровыми и функциональными, чтобы при имеющемся образе жизни лошади было максимально комфортно на них стоять и двигаться. Не все механизмы и процессы, проходящие в копытах, до конца изучены и поняты, но они существуют и постоянно функционируют. Мы считаем крайне важным считаться с ними, анализировать их и помогать им, компенсируя расчисткой недостаточное стирание копыт из-за малоподвижного образа жизни наших лошадей. Наша расчистка нацелена на то, чтобы помочь развиться тому, что недостаточно развито, и помочь стереться тому, что недостаточно стирается само, мы мягко подталкиваем копыта к идеальной форме, давая рекомендации относительно оздоровления образа жизни лошади. Не являясь ярыми противниками ковки, мы, тем не менее, не рассматриваем ее в качестве подходящего инструмента для достижения наших целей относительно копыт, и вот почему.

Затруднение амортизации.

Одной из главных целей мы ставим перед собой развитие пяточного амортизатора — надежной для наступания упругой пяточной области, способной гасить удары о землю при движении, чтобы они в меньшей степени доставались суставам, связкам и сухожилиям. Подковы же затрудняют, а то и полностью исключают возможность его развития. Мы встречали всю жизнь ковавшихся лошадей с абсолютно пустыми пятками, где, если нажать пальцем между мякишными хрящами, можно нащупать обратную сторону стрелки и выдавить ее наружу! Там, где должен быть плотный пальцевый мякиш, состоящий из упругой хрящевой ткани, нет ничего. Такая пятка абсолютно не способна амортизировать, мощный природный механизм защиты опорно-двигательного аппарата от травм выключен.

Происходит это потому, что подковы излишне защищают копыто от контакта с грунтом, а также ограничивают пяточный механизм — способность копыта расширяться и уплощаться при наступании и собираться обратно, когда вес с ноги снимается. Сторонники ковки в ответ на это утверждение демонстрируют протертые участки на ветвях подков, говорящие о том, что с подковой стенка не теряет возможности раздвигаться и сдвигаться в пяточной области, скользя по ветвям. Действительно, в некоторой мере подкова позволяет пяточному механизму функционировать и амортизировать. Однако нужно понимать, что некованное копыто расширяется-сужается не только в пяточной области, а полностью от зацепа. Исследования доктора Боукера показывают, что в хорошо развитых копытах имеется более толстый кориум по краю подошвы, состоящий из сосудов и эластичных тканей, который подобно гелевой подушке помогает амортизировать и позволяет копытной капсуле расширяться даже в зацепной части (в статье Пита Рэми «Недавно открытый амортизатор в конском копыте» можно почитать об этом подробнее и посмотреть иллюстрации). Исследуя в своей лаборатории здоровые и патологичные копыта, Боукер сделал вывод, что эта «гелевая подушка» делается толще и эластичнее при использовании и теряется при неиспользовании. Например, при периферийной нагрузке на копыто (когда копыто опирается не на всю свою нижнюю часть, а только на стенку). Такая нагрузка снижает кровообращение в копыте на 50%.

Кстати о кровообращении. Копыта называют сердцами лошади, потому что они помогают прокачивать кровь по ногам и облегчают задачу для сердца, которое у лошадей сравнительно маленькое относительно их размеров тела. Работает это так: при наступании копытная капсула расширяется, ее объем становится больше, и образовавшийся вакуум втягивает кровь из ноги в копыто. Когда лошадь поднимает ногу, копытная капсула сжимается, и кровь из нее выталкивается обратно в ногу. Однажды мне пришло письмо от пробежника из Сербии, в котором он писал, что заметил по своим лошадям, что когда он снял с них подковы, они стали быстрее восстанавливаться после интенсивного движения. По всей видимости, копыта смогли лучше работать в качестве насосов, и сердце стало получать меньшую нагрузку.

Кроме этого, в некованном копыте мякишные хрящи могут смещаться не только в стороны, но и вверх, причем по-отдельности, а также скручиваться, огибая неровности грунта. Эту опцию подкова полностью исключает, пяточная область копыта не может участвовать в амортизировании на неровном грунте, и эту функцию выполняют только связки и сухожилия, что повышает риск их травмирования.

Помимо смещения мякишнных хрящей в стороны и вверх, развитию пяточного амортизатора способствует и сам контакт пяточной области с землей. На подкове же стрелка оказывается вывешенной над грунтом. Также лошади хуже чувствуют грунт, копыта могут ставиться менее аккуратно, что увеличивает силу удара о землю (при ухудшении амортизации). Это происходит потому, что свод подошвы тоже оказывается вывешенным и не касается грунта, кроме глубокого, куда копыто может погрузиться, а именно в своде, согласно исследованиям Боукера, располагаются проприоцептивные рецепторы — нервные окончания, ответственные за считывание грунта. Они помогают определить насколько грунт жесткий, скользкий, рельефный итд., и как в зависимости от этого ставить ногу.

Периферийная нагрузка на копыто.

Традиционно считается, что основной опорой лошади служит стенка, так как она прикреплена к лошади очень прочным ламинарным соединением. К стенке и прибивают подкову, и даже если на момент ковки на подкове стоит и стенка, и внешний периметр подошвы, через короткое время основная часть нагрузки переходит на одну только стенку, потому что она отрастает быстрее. Ни одно живое существо не ходит на своих ногтях, но лошадей мы заставляем делать именно это. Несмотря на всю прочность ламинарного слоя, при долговременной повышенной нагрузке на него он начинает растягиваться, чтобы отросшая стенка могла расклешиться и заломаться. Подкова препятствует заламыванию, стенка начинает смещаться вверх относительно копытной кости, копыто натягивается на ногу словно носок превращается в гольф. Это состояние называют опущением копытной кости и считают патологией. В некоторых случаях ламинарный слой растягивается и подошва уплощается настолько, что лошади начинают хромать даже на подковах. В большинстве же случаев растяжение бывает не настолько значительным, копыто балансирует в некоем среднем положении между здоровьем и нездоровьем — имеет небольшой клеш и небольшое опущение копытной кости, которые не причиняют лошади видимого дискомфорта. Он обычно появляется, когда лошадь расковывают — первое время она может щупать на жестком и рельефном грунте. Это связано не только с недостаточной обмозоленностью подошвы и стрелки, но и со слабым ламинарным соединением, из-за чего подошва оказывается нагруженной слишком сильно, и уплощается за счет чрезмерного стирания. По мере того, как клеш срастает, и копытная капсула оказывается плотно прикреплена к копытной кости (по нашим наблюдениям, хотя бы на 2/3 высоты), свод подошвы увеличивается, и повышенная чувствительность к грунту пропадает. Такая же ситуация складывается при любом перерастании и расклешении стенки, просто в некованном копыте у отрастающей стенки есть шанс стереться о грунт или заломаться, а если она закрыта подковой, такой возможности у нее нет. Более здоровая ситуация — когда лошадей куют только на соревновательный сезон или на жесткий летний грунт, расковывая на остальное время, чтобы копыта могли восстановиться, однако на практике больше тех, кто кует лошадей непрерывно, по инерции.

Маскировка симптомов.

Очень часто мы наблюдаем, что к ковке прибегают для того, чтобы замаскировать симптомы, вместо того, чтобы вылечить проблему. Например, чувствительное к грунту копыто просто подковывают, поднимая над грунтом тонкую подошву, вместо того, чтобы поработать с причиной повышенной чувствительности: срастить растяжения копытной капсулы и помочь сформироваться хорошему своду и надежной мозоли на подошве, благодаря чему копыто оздоровится и чрезмерная чувствительность уйдет. При навикулярном синдроме куют так, чтобы лошадь перестала испытывать боль, вместо того, чтобы убрать причину воспаления — неправильное наступание и недостаточное развитие пяточного амортизатора (исследователи Боукер и Руни доказали, что именно наступание с зацепа является основной причиной проблем с челночным блоком). Ковка позволяет здесь и сейчас снять остроту ситуации, причем иногда лишь на ближайшее время, и этим зачастую злоупотребляют вместо того, чтобы думать в сторону оздоровления копыт и образа жизни лошади.

Мы встречали даже отношение к ковке как к статусности: «спортивная лошадь должна коваться». Бывает, что владелец только начинает напрыгивать лошадь или постигать азы выездки, где еще нет речи о повышенных нагрузках на копыта, но уже принимает решение подковать лошадь, чтобы быть как остальные спортсмены.

Бывает ли, что все-таки нужно ковать?

Мы убеждены, что самое главное — это благополучие лошади. Человек заставляет лошадь выполнять самую разную работу и жить в самых разных условиях. Иногда работа и условия жизни бывают настолько специфичными, что одних природных механизмов адаптации не хватает, они не справляются, либо требуют слишком много времени и создания особых условий, что трудновыполнимо. Чем заставлять лошадь испытывать страдания, действительно разумнее ее подковать, если это поможет. Сейчас в нашей стране становятся все более популярными ботиночки для копыт в качестве средства защиты. Их основной плюс в том, что они надеваются только по необходимости, а во все остальное время копыто может оставаться босым. Возможно, при накоплении опыта реабилитации копытных проблем с их помощью, они со временем вытеснят подковы, а возможно, появится некая третья альтернатива, о которой мы пока не знаем.

Самое главное, как мы считаем, это не делиться на лагеря, а использовать опыт для совместного решения проблем. Когда владелец передает нам слова ветеринарного врача о том, что лошадь нужно подковать, мы всегда стараемся понять логику, чего планируется достичь ковкой, и подумать, как можно достичь того же самого результата средствами расчистки. В использовании подков при различных патологиях накоплен колоссальный опыт, который нельзя просто взять и отмести, даже если ковка претит. В то же время, мы замечаем, что многие сторонники ковки напрасно игнорируют природные способы адаптации копыт. Учитывая эти механизмы и сотрудничая с ними, нам удавалось помочь тонкой подошве набрать толщину, «поднять низкую пятку», а точнее выправить смятую пятку из-под копыта в более естественное положение, добиться того, чтобы лошадь переставала жаловаться на челночный блок итд., то есть достичь того, ради чего лошадей предлагалось ковать. По нашему глубокому убеждению, оптимальный результат может быть достигнут не в условиях противостояния специалистов из разных лагерей и попыток уличения друг друга в непрофессионализме, а в условиях коллегиальности, дополнения одних знаний другими, взвешивания аргументов за и против. Не было бы столько разных мнений, если бы какая-то одна теория подходила для всех случаев и ситуаций. Куда продуктивнее не отметать чужой опыт, а обогащать им свой арсенал методов для реабилитации сложных, неоднозначных случаев, черпать идеи в других логиках ухода за копытами. Нам пока не доводилось сотрудничать с кующими ковалями, однако если мы видим, что не можем улучшить состояние копыт лошади известными нам способами, мы не считаем зазорным сообщить об этом владельцу и предложить ему проконсультироваться у других специалистов. К счастью, это случается очень редко 🙂

Сами мы не учимся ковать, потому что куда больше ответов на возникающие вопросы находим в более пристальном изучении того, что заложено в копыта природой: механизмов роста тканей, их адаптации к изменяющимся условиям и компенсации проблем. Несмотря на большое количество проведенных исследований, в этой сфере до сих пор еще много белых пятен, многому еще предстоит найти объяснение. Мы стараемся делать собственные наблюдения и анализировать то, как копыта отвечают на изменение ситуации и, в том числе, на нашу расчистку, чтобы лучше понимать происходящие в них процессы. Надеемся, что наши наблюдения и находки окажутся полезными и другим специалистам, в том числе кующим ковалям, и позволят шире взглянуть на расчистку копыт и почерпнуть какие-то новые идеи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: