Ламинит — ответы на вопросы

Автор: Анна Мазина, фото Анны и Максима Мазиных, рисунки: Максим Мазин.

О ламините написано много. На Сайте старый Друг есть такие статьи:

В рамках же этой статьи я хочу рассказать о нашем опыте ведения лошадей с хроническим ламинитом и привести ответы на наиболее частые вопросы относительно ламинита, которые нам задают.

Что такое ламинит?

Говоря простым языком, ламинит — это заболевание, при котором нарушается прикрепление копыт к лошади. В нормальной ситуации копытная стенка по всей площади надежно прикреплена к копытной кости и мякишным хрящам с помощью ламинарного соединения, которое состоит из трех частей: двух слоев длинных, вертикальных пластин (ламин) высотой от венчика до земли, на каждой из которых имеются небольшие вторичные пластины, и находящейся между ними базальной мембраны. Слой ламин, прикрепленных к копытной стенке изнутри, и слой ламин, прикрепленных к копытной кости, идеально входят друг в друга, как застежка-молния, а базальная мембрана служит прокладкой в этом соединении, которое получается очень прочным. Часть ламинарного соединения мы можем увидеть со стороны подошвы — это белая линия.

Кусочек ламинарного соединения на откушенной клещами стенке (фотографии увеличиваются при нажатии).

При ламините базальная мембрана воспаляется и разрушается, ламины разъединяются друг с другом, копытная стенка теряет прикрепление к копытной кости. В очень редких случаях это происходит по всей площади стенки, такой вариант ламинита называется синкер, и при нем вся копытная кость под весом лошади проседает глубже в копытной капсуле, давя на подошву изнутри. В исключительных случаях копытная капсула даже совсем отделяется от лошади и отпадает, лошади приходится выращивать себе новые копыта. Однако, повторюсь, это единичные случаи в мире.

Чаще всего разделение ламинарного слоя происходит лишь частично — в области, на которую приходится больше всего отрывающей нагрузки, т.е. по зацепу. В этом случае, копытная кость проседает в копыте передней частью, поворачиваясь зацепом вниз, на рентгене можно увидеть опущение кости относительно венчика, непараллельность передней поверхности копытной кости и зацепной стенки и увеличение пальмарного угла, т.е. угла между нижним краем копытной кости и землей (в норме он составляет 3-8 градусов, а при ламините может становиться 10, 15 и даже 30 градусов). При таком виде ламинита, называемом фаундер, повреждается сосудистая сетка под зацепной стенкой из-за разрыва ламинарного слоя в этой области, в передней части подошвы — из-за того, что передний край копытной кости слишком сильно давит на него, и в области венчика. Нарушение кровообращения сказывается на качестве рога. В некоторых случаях ось пальца остается неизменной, нарушается только связь копытной кости с копытной капсулой. В других же случаях копытная кость смещается и относительно копытной капсулы, и относительно оси пальца.


Анимированная схема, в общих чертах изображающая разъединение ламинарного слоя в результате острого воспаления. Стрелки указывают на образующийся ламинарный клин, истончение подошвы и на опущение копытной кости относительно венчика. Сам же венчик изгибается наверх в области четвертей и проваливается в зацепной области.

Результат такого воспалительного процесса — растянутый или разъединившийся ламинарный слой с кровоизлияниями.


Даже если произошел поворот кости, ситуация может быть полностью обратимой. Рог у венчика начинает расти под новым углом, параллельным новому положению копытной кости, и задача коваля состоит в том, чтобы создать условия для отрастания этой плотно прикрепленной стенки до самой земли, как и при сращивании обычного механического клеша. Подошва также приспосабливается к новому положению кости — сдавленная, истонченная зацепная область постепенно набирает толщину. Даже при значительном повороте кости лошадь имеет шансы восстановиться полностью. Иными словами, коваль не пытается каким-то образом подтолкнуть кость в прежнее положение, а создает условия для того, чтобы вокруг нового положения кости выросло новое, плотно прикрепленное к ней копыто.


Слева представлено схематичное изображение копыта с хроническим ламинитом, в котором есть ламинарный клин, а от венчика рог начинает отрастать вниз параллельно новому положению копытной кости. Пунктиром показано копыто, которое нужно стараться вырастить на такой ноге. Справа показана расчистка, способствующая выращиванию нового копыта (сплошные линии — «линии отреза», пунктирная — ориентир). Ниже представлена анимированная схема преобразования острого ламинита в хронический и процесса сращивания деформированной копытной капсулы.


Однако, к сожалению, в случае ротации кости события могут развиваться и по более сложным вариантам. При сильном воспалении и большой нагрузке на стенку, зацепный край копытной кости может продавить подошву изнутри насквозь, это называется прободением подошвы (см. ниже, раздел ЧаВо). И хоть это и очень болезненно для лошади, это чаще всего обратимый вариант развития событий. Более сложный вариант — когда из-за неправильной нагрузки копытная кость меняет форму, ее передний край загибается наружу, и процесс деформации сопровождается потерей костной массы, т.е. тело кости и ее нижний край становятся разреженными и более хрупкими. Это необратимые изменения, не существует механизма, который бы разогнул кость обратно. Лошадь уже никогда не сможет вырастить плотное ламинарное соединение по всей высоте копыта, и подошва всегда будет более тонкой. Тем не менее, если изменения незначительны — потеря костной массы небольшая, и загнут совсем маленький участок кости — то лошадь вполне сможет восстановиться до несения верховых нагрузок босиком или в ботинках, восполняющих недостаточную толщину подошвы. Чем сильнее деформация и разрушения в кости, тем осторожнее прогноз. Если копытную капсулу не удается перебалансировать назад так, чтобы убрать неестественно высокую нагрузку на передний край копытной кости, начинается лизис — распад кости, и продукты распада с гноем выходят из копыта. Этот процесс очень болезнен и, к сожалению, тоже необратим. Исчезнувшие участки кости обратно не вырастают. Лизис может происходить постоянно понемногу или в виде более или менее редких обострений, после которых наступает период ремиссии. Лошадь может прожить с лизисом много лет, а может достаточно быстро умереть от заражения крови, этот процесс, к сожалению, невозможно контролировать, даже если обеспечить гною хороший отток.


Если копытная кость имеет загнутую форму, лошадь уже не сможет вырастить вокруг нее копыто здоровой формы, ламинарное соединение не сможет быть плотным. Лучшее, что можно сделать — не позволять зацепу перерастать, смещать точку отрыва назад перекатом, соотнося ее с новым положением копытной кости, но в то же время не спиливать деформированную копытную капсулу по толщине в попытке придать копыту красивый вид, так как стенка, пусть и деформированная, нужна мягким тканям для защиты от боковых ударов. На рисунке схематично изображено копыто, растущее вокруг деформированной копытной кости с правильно расположенной точкой отрыва.

Вот как здоровая и деформированная копытная кости выглядят на рентгеновском снимке. 1. Здоровая копытная кость. 2. Целая копытная кость, просевшая вниз передним краем в результате острого приступа ламинита и почти насквозь продавившая подошву. Нарушилась также ось пальца — оси трех фаланг пальца больше не образуют прямую линию. 3. Еще более нарушенная ось пальца и лизис копытной кости — у кости загнут и разрушен передний край. 4. Еще более деформированная и разрушенная копытная кость, ее передний край находится позади вершины стрелки, обозначенной точкой. Красная стрелка указывает на темную область — гнойник, образовавшийся из-за распада кости. Фото увеличиваются при нажатии.


В некоторых случаях приступы ламинита бывают незначительной силы, и лошадь может справиться с ними сама. После короткого периода хромоты, особенно по жесткому грунту, лошадь полностью восстанавливается. После такого приступа на копытах становятся заметны признаки, по которым можно сделать вывод, что это был именно ламинит. Такими признаками могут быть красные кольца только на передних или на всех копытах, выраженные, рельефные кольца (ежовость), выше которых рог будет расти под слегка более крутым углом, чем снизу кольца, яркие, обширные покраснения по белой линии или на подошве. Хочу подчеркнуть, что не любые покраснения на копыте означают ламинит, это могут быть синяки от ударов копытами по стенам денника или намины. При ламините лошадь испытывает сильную боль в зацепной области, которую невозможно не заметить, и красное кольцо будет находиться на границе разных углов роста стенки. К тому же, кольца должны быть на одной высоте на парных или на всех 4 ногах, а не только на одной ноге (если только лошадь не переносит на нее весь вес, разгружая парную ногу после травмы, и на ней не случится компенсаторный ламинит). Постепенно кольца, покраснения и клеш срастают, и копыто выправляется.


Пример красных колец на обоих передних копытах в результате легкого приступа ламинита, с которым лошадь за несколько дней справилась сама, без лечения.


Дебра Тейлор, DVM, MS, DACVIM сравнивает ламинит с ожогами, которые бывают разной степени тяжести. Мелкие бытовые ожоги, которые мы иногда получаем на кухне, доставляют нам дискомфорт в течение короткого времени, а потом без следа проходят. В то же время, при ожоге 3 степени дермальный слой полностью разрушается, и после заживления кожа в этом месте уже никогда не становится прежней. К сожалению, в случае ламинита тоже не все разрушения мягких тканей можно полностью восстановить, особенно если страдает еще и кость.

Выделяют еще один тип ламинита — субклинический, или ламинит низкого порядка (low grade laminitis, LGL). Характеризуется он отсутствием явной клинической хромоты, но при этом копыта не являются полностью здоровыми и работоспособными. Лошадь щупает на жестком грунте, особенно после расчистки, что может выглядеть как «плечевая хромота», у нее несрастающий, постоянно присутствующий клеш, плоская, тонкая подошва, множественные кольца на стенке, возможно, с покраснениями итд. Опять же, такой тип ламинита не нужно путать с механически образующимся клешем из-за перерастания стенки. Разница здесь в том, получается ли срастить клеш и позволить подошве набрать свод или проблемы продолжают присутствовать несмотря ни на какие действия коваля.

Лечение и профилактика ламинита.

Ламинит — это болезнь всей лошади, а не только копыт. Он может развиться из-за нарушения обмена веществ, переизбытка углеводов в рационе (зерна, молодой или мороженой травы, яблок, моркови, сахара итд.), быть осложнением изменения гормонального фона (выжеребка, кастрация), вирусного заболевания, тяжело переносимой вакцины, колик, быть реакцией на препараты, особенно на длительное применение кортикостероидов итд, т.е. при любом значительном стрессе для организма. Может он иметь и механическую причину — слишком сильную нагрузку на переросшую стенку. Если сочетаются несколько факторов, риск возрастает. Например, сильный механический клеш стенки, лишний вес и молодая трава или клеш плюс вирусное заболевание. Поэтому лечение ламинита состоит прежде всего в том, чтобы устранить его причину (сбалансировать рацион, отрегулировать вес и уровень инсулина в крови, провести лечение вирусного заболевания или гастрита итд.), а профилактика заключается в том, чтобы минимизировать факторы риска. Многие владельцы считают лишний вес показателем, что о лошади хорошо заботятся, тогда как на самом деле это большая проблема для нее, которую нужно решать, потому что она создает предпосылки для проблем с сердцем, суставами и копытами. При лишнем весе копыта получают повышенную нагрузку, и стенка при отрастании легко клешится, постепенно отделяясь от копытной кости. Ламинарный слой уже растянут, и если к этому прибавляются другие триггерные факторы, ламинит развивается сразу по тяжелому варианту. Неравномерное отложение жира говорит о метаболическом синдроме, нарушенном обмене веществ, и у таких лошадей часто случается ламинит, но к ламиниту склонны и просто тучные лошади со вполне равномерным отложением жира — более склонны, чем лошади в нормальной кондиции.

Склонность к ламиниту аналогична диабету и напрямую зависит от уровня инсулина в крови. Недавние исследования показали, что главным регулятором веса лошадей является диета, но именно на уровень инсулина хорошо влияет нагрузка. Даже незначительный получасовой моцион, состоящий из 5 минут шага, 15 минут активной рыси и 10 минут отшагивания, ежедневно, способен в значительной степени нормализовать показатели инсулина.

Традиционное мнение, что ламинит (со вторым названием «опой») возникает в результате поения разгоряченной лошади, не находит подтверждения в исследованиях и может развиться разве только опосредованно, если у лошади в результате такого поения случатся колики, а ламинит будет осложнением колик. Однако если такая цепочка и случается, то крайне редко.

Острые приступы ламинита обычно купируют нестероидными противовоспалительными препаратами, помещают копыта в лед или воду температурой 1 градус (в первые трое суток), а после завершения острой стадии наоборот стимулируют микроциркуляцию в копытах, но самое важное — работать с копытом. Дебра Тейлор подчеркивает, что если мягкие ткани и кровеносные сосуды оказываются сдавленными просевшей и повернувшейся копытной костью, никакие препараты не могут улучшить ситуацию, пока не восстановлена механика копыта. Она сравнивает расчистку с тортом, а лекарства с вишенкой на торте.

В чем же заключается расчистка? Коваль разгружает зацепную стенку, чтобы минимизировать отрывающую нагрузку на нее, а также по возможности снимает пятку, чтобы перебалансировать копытную кость в более естественное положение относительно земли. Есть теория, согласно которой в острый период нужно наоборот поднять пятку, чтобы ослабить натяжение сухожилия глубокого пальцевого сгибателя, чтобы он не тянул копытную кость назад, поворачивая ее еще сильнее. Однако этим мы сами ставим кость в более повернутое положение относительно земли, из-за чего она сильнее давит на подошву передним краем изнутри, и сам передний край кости испытывает повышенную нагрузку и может начать разрушаться и загибаться вперед. Другие теории придерживаются точки зрения, что кость проседает в копыте просто под тяжестью веса лошади, и при воспалении определенной силы ротация все равно произойдет, несмотря ни на какие действия, поэтому нет необходимости разгружать сухожилия-сгибатели. Подход натуральной расчистки здесь состоит в том, чтобы понизить пятки, по возможности приближая пальмарный угол к норме, и вывесить зацепную часть стенки так, чтобы она не касалась грунта, и на нее не было отрывающей нагрузки. При традиционном подходе стараются уменьшить силу, отрывающую кость от копыта, а по логике натуральной расчистки уменьшают силу, отрывающую копыто от кости.


Техника расчистки при ламините и основные ориентиры подробно рассматриваются в статье «Расчистка при ламините«, а также схематично показаны вверху этой статьи. Самое основное — это убрать нагрузку с ламинарного клина, позволив стенке в зацепной области срастать сверху вниз ровно, параллельно копытной кости. На рисунке зеленые кружки обозначают точки по краям зацепа, в которых есть опора на стенку, а вся область впереди края мозоли вывешивается перекатом (синие линии). Пятки понижаются до уровня чуть выше живой подошвы, и в пяточных углах делается перекат, параллельный дну боковых бороздок. В данном случае пятки понижены осторожно, чтобы не слишком приближать плоскую, тонкую подошву к земле и не вызвать чрезмерную чувствительность. К чему привела такая расчистка, рассказывается в статье «Расчистка при ламините«.


Что касается условий содержания, то лошади предоставляется денник с толстой, мягкой подстилкой, на которой при длительном лежании у нее не образуется пролежней, и на которой комфортнее стоять даже на истонченной подошве. К тому же, по исследованиям Роберта Боукера (DVM, PhD), на грунте, в который копыто может погрузиться, кровеносные сосуды в подошве сдавливаются меньше, чем на жестком грунте, и больше крови и, следовательно, питательных веществ направляется в капилляры, что улучшает возможности копыта восстанавливаться.

Нужно понимать, что если у лошади один раз случился приступ ламинита, она находится в группе риска всю жизнь, и нужно минимизировать в ее жизни факторы, которые могут спровоцировать следующее обострение. Никто не сможет сказать наверняка, какой стресс ее организм выдержит, а какой нет, поэтому нужно взять за правило не испытывать его на прочность.

По каким признакам определяют ламинит.

Для острого ламинита характерны:
— повышенная температура тела (выше 38,0 градусов),
— копыта по зацепной стенке и по подошве горячие на ощупь,
— в пальцевых артериях сильная, частая пульсация,
— лошадь очень неохотно сдвигается с места, много лежит. Когда стоит, может выставлять передние ноги из-под центра тяжести вперед, стараясь не нагружать зацепы, переминаться с ноги на ногу, переносить больше веса на подставленные под корпус задние ноги.

Характерная для ламинита поза при стоянии и движении (поражены оба передних копыта):

Пальцевые артерии, в которых прощупывают пульсацию, проходят с внешней и внутренней сторон путового сустава, с внутренней приблизительно по центру, с внешней немного сзади.

Признаки хронического ламинита с деформацией копытной кости:
— зацепная стенка неровная, сверху растет под более крутым углом, снизу под более пологим (как при обычном клеше). Нередко разные углы роста разделены выраженным кольцом, но переход может быть и плавным. Присутствует ламинарный клин, заполняющий собой разрыв ламинарного соединения.
— непараллельность колец роста рога, «веерный» рост — на зацепе кольца ближе, в пятке дальше друг от друга.
— маленький свод подошвы, измененное качество рога в зацепной области подошвы — рог будто восковой, практически не слоится и не отделяется сам, не набирает толщину.
— сохраняющаяся явная пульсация в пальцевых артериях, хоть и более спокойная, чем в острой фазе ламинита.
— возможно присутствие синяков или гнойников под передним краем копытной кости. Это могут быть и намины из-за недостаточной толщины подошвы, и места выхода лизисного гноя.


По выраженному изменению угла роста стенки, выраженным кольцам, большому ламинарному клину, тонкой подошве и гнойникам под передним краем копытной кости можно сделать вывод о том, что эта лошадь перенесла приступ ламинита около 1,5-2 месяцев назад, и сейчас ламинит перешел в хроническую стадию, требующую реабилитации. Подробнее об этом случае и сделанной расчистке можно прочитать в статье «Не просто гнойник«. Все фотографии увеличиваются при нажатии.

Слева внизу: синяки на подошве под копытной костью свидетельствуют о приступе ламинита, случившемся некоторое время назад — копытная кость просела в копыте, сдавила мягкие ткани, и получившиеся кровоизлияния к настоящему моменту сросли изнутри наружу вместе с материалом подошвы. Большой ламинарный клин говорит о том, что ламинит у этой лошади уже давно, в хронической стадии. Расчистка сделана не нами, и мы назвали бы ее слишком агрессивной.

Справа внизу: если воспаление сильнее, чем в случае слева, ламинарный слой разрушается значительнее, и под весом лошади копытная кость еще интенсивнее давит на подошву изнутри, может развиться прободение подошвы.

Веерный рост рога при хроническом ламините — кольца роста непараллельны друг другу. По зацепу сделан вертикальный перекат, обнаруживающий большой ламинарный клин. Это одна из наших старых фотографий, сейчас мы предпочитаем перекат под 45 градусов к земле.


Владельцам лошадей с хроническим ламинитом стоит отслеживать изменения в пульсации пальцевых артерий, в температуре копыт и в походке своих лошадей, чтобы знать, что является для них субъективной нормой. Именно с этой нормой нужно сопоставлять подозрительные состояния, а не с нормой для здоровых лошадей.

Как выглядит хромота при ламините.

Так как лошадь испытывает сильную боль в зацепной области стенки и в передней части подошвы, она будет стараться избегать нагрузки на эту область. Как было сказано выше, во время стояния лошадь будет подставлять задние ноги глубже под корпус, перераспределяя на них больше веса, а передние выставлять из-под центра тяжести, стоять на пятках и перетаптываться с ноги на ногу, поочередно давая ногам отдохнуть. Эта поза может быть выраженной больше или меньше.

Во время движения, особенно по жесткому грунту, лошадь будет двигаться скованно, с зажатыми плечами, не заводить передние ноги под корпус, а задние наоборот подводить неестественно глубоко, перенося на них вес (фото ниже слева). Повороты она будет проходить перенеся вес на задние ноги и обходя их передними вокруг. Хромота похожа на жалобы при наминах подошвы, только намного более выраженная.

Если разрушения в кости очень велики, и на подошву и пятку вставать крайне больно, мы встречали случаи, что лошади предпочитали ходить на ламинарном клине, вываливая путовые суставы вперед (см. фото ниже справа, увеличивается при нажатии).

А теперь переходим к ЧаВо — к ответам на наиболее часто задаваемые вопросы.

Копыта горячие / есть пульсация / лошадь как-то странно идет по жесткому / стала больше ложиться. Это ламинит?

Не обязательно. Копыта могут быть горячими из-за намина, особенно сильного, когда формируется гнойник. Пальцевые артерии могут пульсировать из-за любого дискомфорта в копыте — намина, гнойника, накола, слишком агрессивной расчистки, даже травмы связки в районе копыта. Чаще ложиться лошадь может и по тем же причинам, и по многим другим, в том числе банально из-за жары.

Стенка стала расти под другим углом / на рентгене зацепная стенка не параллельна копытной кости. Ветеринар сказал, что это ламинит и назначил ортопедическую ковку и лечение.

К сожалению, иногда ветврачи не учитывают всех факторов и спешат с диагнозом, необоснованно пугая этим владельцев. Бывает, что увидев на рентгене непараллельность стенки и копытной кости или заметив на копыте у венчика новое направление роста стенки, ветеринар принимает это за симптомы ламинита и именно этим объясняет хромоту, не пытаясь анализировать ситуацию более подробно, а то и назначает лечение несмотря на то, что лошадь ни на что не жалуется. Однако нельзя забывать, что лечить нужно не анализы, а пациента. Сама по себе непараллельность зацепной стенки и копытной кости не означает ламинита — это один из признаков ламинита, но и не только его, и лошадь может испытывать дискомфорт совсем в другой части копыта. Если же дискомфорта и вовсе нет, значит с большой вероятностью имеет место механическое расклешение из-за перерастания стенки, которое можно за несколько месяцев срастить, скорректировав расчистку. Если несмотря на это клеш все равно продолжает в некоторой степени присутствовать, может потребоваться ввести в рацион балансирующую подкормку с медью, цинком и магнием, которая позволит улучшить качество рога и ламинарного соединения. Даже если непараллельность связана с деформацией копытной кости (из-за приступа ламинита в прошлом или из-за длительного наступания с зацепа), лошадь может чувствовать себя прекрасно босиком и не нуждаться ни в каком лечении.

В нашей практике мы сталкивались с примерами, когда ламинит диагностировали ошибочно, увидев хромоту и рост стенки у венчика под более крутым углом. В одном случае имел место сильный клеш из-за длительной расчистки с длинными зацепами, якобы для большей эффектности движений, в сочетании с глубокой гнилью в стрелке и отгнившим заворотным углом. В другом случае при более детальном изучении у лошади обнаружили навикулит, а стенка росла под разными углами из-за клеша, вызванного наступанием с зацепа. В обоих случаях лошади, хромая, берегли пяточную область, тогда как при ламинитной хромоте лошади стараются не нагружать зацепы, ходят на пятках.

Таким образом, если рентген выявил непараллельность копытной кости и зацепной стенки, чего абсолютно не стоит делать в этой ситуации — это паниковать, прибегать к хитрой ковке и лечить лошадь от болезни, с которой всего лишь совпадает один из симптомов. Вообще говоря, даже в случае острого ламинита мы не советовали бы ни ковать, ни паниковать, но об этом ниже.


Пример непараллельности копытной стенки и копытной кости. У одного из наших клиентов на молодой июньской траве за обычный интервал между расчистками в 45 дней копыта выросли вдвое быстрее, чем обычно. Зацепная стенка переросла и расклешилась, угол роста стенки около венчика и ниже не совпадали. Все это время лошадь не показывала ни хромоты, ни чувствительности по жесткому грунту. Трудно сказать, был ли это механический клеш, отогнулась ли стенка снизу на большую высоту, или это был легкий приступ ламинита, почти незаметный для лошади, но вызвавший рост стенки под новым углом. Как бы то ни было, ситуация легко исправляется расчисткой — клеш вывешивается перекатом до края мозоли, пока не срастет полностью, и зацепная стенка не станет ровной.

На фото слева голубые стрелочки указывают на растянутый ламинарный слой. На фото справа показан размер клеша. Постепенно стенка будет отрастать сверху вниз по пунктирной линии, а пятка слегка понизится.


Лошадь жалуется на ногу и выставляет ее вперед — это ламинит?

Если только на одну ногу, то, скорее всего, нет. С большой вероятностью это намин, накол или какая-то травма выше копыта. Ламинит чаще всего поражает парные конечности — только передние или все четыре ноги. На одном копыте ламинит может развиться разве только компенсаторно, когда лошадь долгое время переносит на нее весь вес, разгружая травмированную парную ногу.

Расчищать или ковать?

До сих пор на эту тему ведутся споры, и несмотря на положительные результаты каждого из методов, ни один из них пока не признан универсальным, работающим абсолютно во всех случаях. Почему лично мы не рекомендуем ковать при ламините. Основная причина заключается в том, что подкова крепится к копытной стенке, а та, в свою очередь, уже плохо прикреплена к лошади. Даже если подковать лошадь так, чтобы край подошвы тоже стоял на подкове, и использовать подковы с поддержкой пятки (обратные) или с поддержкой стрелки (сердцевидные), все равно по мере отрастания стенки по высоте, подкова будет все больше отдаляться от подошвы, и все больше нагрузки будет приходиться на и без того воспаленный, рвущийся напополам ламинарный слой. Думаю, что успешное лечение ламинита с помощью ковки возможно лишь при незначительном воспалении, когда большая часть ламинарного слоя все-таки плотно скреплена и способна нести на себе вес лошади.

К тому же само забивание гвоздей в стенку создает болезненную вибрацию по копыту. Этот момент, правда, решается заменой прибивания подков на их приклеивание.

При ламините болит зацепная стенка и передняя часть подошвы. При ковке подошва вывешивается над грунтом, и это приносит моментальное облегчение. Тем не менее, это таит в себе и опасность. Однажды мы столкнулись со случаем, когда ковка дорвала воспаленное ламинарное соединение, и копытная кость, ограниченная снизу лишь тонкой подошвой, продавила ее насквозь и опустилась ниже подковы (см. фото ниже). Верхняя граница копытной капсулы сместилась аж на середину венечной кости. Этого бы не случилось, если бы копытная кость стояла на земле, а зацепная стенка была вывешена, и на нее не действовала бы отрывающая нагрузка. Для защиты тонкой подошвы можно использовать ботинки со стельками — покупными или сделанными самостоятельно из войлока, или даже просто приматывать стельки к копыту лейкопластырем на тканой основе (регулярно отлепляя их и давая копыту подсохнуть) или бинтом.


Подробнее об этом случае. Ламинит случился у этого коня внезапно и стремительно набрал обороты. Одна терапия, другая — ничего не помогало. Развилось прободение подошвы. Была предпринята попытка подковать коня на обратные подковы. К сожалению, это привело к еще большим разрушениям в копыте.

Конь очень много лежал, хотя иногда пробовал вставать. Хозяйка сделала ему толстую подстилку из сена, так как на сене у него не так активно образовывались пролежни, как на опилках. Когда мы приехали попробовать расчистить этого коня, копытная капсула на обоих передних копытах была сильно смещена относительно копытной кости вверх-вперед, будто натянута выше по ноге. Копытная кость опустилась ниже подковы! Пальмарный угол между плоскостью наступания и нижним краем копытной кости составлял около 30 градусов вместо здоровых 3-8 (для наглядности параллельно нижнему краю копытной кости нарисована синяя линия). Та часть подковы, которая была призвана поддерживать пятку, сместилась вместе с копытной капсулой вперед и располагалась примерно на уровне вершины стрелки! К нашему приезду хозяйка самостоятельно сняла подковы. При нажатии фото увеличиваются.

Мы расчистили коня так, чтобы уровнять плоскость наступания и нижний край копытной кости. Из-за больших повреждений копыт конь практически все время лежал. За 3 недели от венчика начался новый рост стенки. Было мало надежды, что при таких колоссальных разрушениях конь сможет вырастить здоровые копыта, но мы рассчитывали на то, что подошвенная часть сможет загрубеть, а пространство между стенкой и копытной костью заполнится соединительной тканью. К сожалению, не прошло и месяца, как конь пал от колик.


Менее экстремальный случай, прободение почти случилось — копытная кость выдавила подошву наружу бугром, под передним краем кости образовался очень болезненный гнойник, который коваль вскрыл. Толщина подошвы под копытной костью составляла всего пару миллиметров. Лошадь подковали на сердцевидные подковы. Как можно видеть по рентгенам, это не предотвратило ни дальнейшую ротацию, ни лизис переднего края копытной кости. В начале декабря было принято решение расковать лошадь, и она почти сразу стала лучше двигаться, а через 1,5 месяца уже бегала всеми аллюрами. При нажатии фото увеличиваются.


У нас есть положительные примеры реабилитации ламинита с помощью натуральной расчистки и поддержания в работоспособном состоянии хронического ламинита с изменениями в копытной кости. Принцип расчистки здесь такой же, как и при сращивании расклешений: убрать отрывающую нагрузку на расклешенный зацеп, перебалансировать копытную кость так, чтобы пальмарный угол приблизился к здоровым 3-8 градусам (возможно, не за один раз), создать условия для того, чтобы подошва под копытной костью набрала полную толщину и ждать, пока плотно прикрепленная к копытной кости стенка срастет от венчика до земли. Полное обновление стенки обычно происходит за 8-12 месяцев, но как показывает практика, значительные улучшения наступают намного быстрее. Например, одна из расчищаемых нами лошадей с прободением подошвы уже через 4 месяца могла скакать галопом на выпасе.


Пример 1. Реабилитация компенсаторного ламинита, случившегося на опорной ноге, когда лошадь облегчала травмированную парную ногу. Какое-то время лошадь ковалась, зацеп оставался сильно расклешенным, копытная капсула была очень высокой из-за того, что копытная кость в ней опустилась, подошва была тонкой, с измененным качеством рога. Клеш удалось срастить достаточно быстро, но любопытна динамика за длительный срок — 3 года. Видно, насколько сократилась по высоте копытная капсула, одновременно с этим свод подошвы стал более глубоким, а рог более здоровым. Пятка на правом копыте остается высокой из-за козинца на этой ноге.

Примеры 2 и 3 — реабилитация прободения подошвы. Подробно о них можно прочитать в статье «Прободение подошвы».


На подкормках в большинстве случаев можно сэкономить. Если стенка в принципе не может расти ровной из-за повреждений внутренних структур и загнутости копытной кости, никакие подкормки не способны сделать ее ровной. К тому же, если копыто из-за подкормок будет расти слишком быстро, есть риск, что зацепная стенка дорастет до земли и начнет клешиться быстрее, чем приедет коваль, чтобы снять с нее нагрузку. Обычно, если ситуация обратимая, то прогресс идет вполне быстро благодаря одной лишь расчистке. Если же ламинит связан с нарушением обмена веществ, стенка легко клешится и заламывается, и копыто остается чувствительным, может помочь балансирующая подкормка с медью, цинком и магнием, улучшающая качество рога и ламинарного соединения.

Можно ли вылечить ламинит с ротацией 15 градусов? Какая ротация поддается исправлению, а какая уже нет?

Традиционно принято определять степень тяжести ламинита по углу ротации копытной кости, т.е. по углу между передней поверхностью копытной кости и копытной стенкой. Некоторое время назад существовало мнение, что при незначительной ротации ситуацию поправить можно, а если этот угол будет больше 15-20 градусов, то прогноз скорее неутешительный. Сейчас с развитием технологий диагностики и накоплением опыта лечения больше внимания уделяют пальмарному углу (наклону подошвенной части копытной кости относительно земли) и размеру опущения кости, измеряемому как расстояние от верхней границы копытной капсулы до вершины разгибательного отростка копытной кости (или CE от английских coronet — extensor process), а также форме копытной кости.

Если форма кости изменена, а по нижнему ее краю не хватает материала, значит лошадь уже в принципе не сможет вырастить вокруг такой кости здоровое копыто с полноценной толщиной подошвы, хорошим сводом и плотным ламинарным соединением. Тем не менее, если изменения незначительны, копыта могут быть вполне функциональными и, возможно, нуждаться в защите в виде ботиночек лишь на жестком грунте. Какая степень деформации и разрушений в кости может считаться несущественной, а какая будет критичной, зависит от субъективных ощущений лошади. Один из наших клиентов, жеребец-производитель, много лет живет с сильным лизисом копытной кости, от которой уже мало что осталось. У него бывают периоды обострений с формированием новых абсцессов, когда он старается передвигаеться на трех ногах, не наступая на больную, которую держит на весу (у него компенсаторный ламинит только на одной передней ноге), а в периоды ремиссии он пользуется больной ногой очень хорошо, переносит на нее вес и даже может дать парную ногу для расчистки. В то же время, лошади с меньшими повреждениями кости могут очень страдать и отказываться двигаться с места. Что касается толщины подошвы, то здесь тоже все неоднозначно: иногда лошади с тонкой подошвой под копытной костью измененной формы прекрасно возят всадников в полях, в то время как другие лошади даже с более толстой подошвой склонны щупать по жесткому грунту. Поэтому прогнозы здесь строить трудно и нужно ориентироваться по лошади.

Расстояние СЕ (от венчика до разгибательного отростка) у здоровых лошадей обычно колеблется в пределах 1 см. В результате приступа ламинита, под весом тела лошади копытная кость проваливается в копытной капсуле (точнее, копыто «натягивается» вверх по ноге), и расстояние СЕ увеличивается. Если кость опускается менее, чем на 1 сантиметр, прогноз по восстановлению будет скорее оптимистичным. При опущении на величину свыше 18 мм внутренние структуры получают такие сильные повреждения, что они могут оказаться необратимыми.

Тонкость здесь состоит в том, чтобы правильно интерпретировать полученное по рентгеновскому снимку значение расстояния СЕ. Важно обратить внимание на форму разгибательного отростка, она поможет отличить острое опущение в результате приступа ламинита от хронического, происходившего постепенно за долгий период времени. Дебра Тейлор указывает на то, что разгибательный отросток становится плоским, если он долгое время был сдавлен копытной капсулой, т.е. если мы увидем такую его форму на снимке, можно сделать вывод, что опущение развивалось постепенно. Если же опущение произошло быстро, в результате приступа, то разгибательный отросток еще не успеет изменить форму и на снимке будет выпуклым. Соответственно, и самочувствие лошадей, и прогноз для них в этих двух случаях будет разным. Например, при одном и том же СЕ, равном 2 см, лошадь с хроническим опущением будет выказывать лишь незначительный дискомфорт по сравнению с лошадью с острым опущением на такую же величину. В случае острого ламинита, СЕ, равное 2 см, в сочетании с плоским разгибательным отростком могут означать опущение всего на 2-3 мм, т.е. легкую степень воспаления, если остальная величина опущения присутствовала еще до ламинита.

Пальмарный угол считается здоровым, когда он равен 3-8 градусам, к этим значениям имеет смысл стремиться, понижая пятку. И если, как было сказано ранее, некоторые копытные теории рекомендуют увеличить пальмарный угол в острой стадии для облегчения нагрузки на глубокий пальцевый сгибатель, и повышения комфорта для лошади, то ни одна из теорий не предлагает делать это в течение долгого времени, и все ратуют за восстановление здорового пальмарного угла. Самое главное — не пытаться сделать все за один раз и руководствоваться тем, что подсказывает копыто. Нельзя понижать пятки ниже живой подошвы, так как это создаст болезненность еще и в пяточной области в дополнение к зацепной, лошади будет просто не на чем стоять. Кроме этого, нужно учитывать, что в ногах с проблемами сухожилий, навикулитом, торцовым поставом (генетическим или компенсирующим травму выше копыт) итд. может быть нужна бОльшая величина пальмарного угла.

Если стенка не растет ровной, а ниже небольшого ровного участка около венчика упорно загибается вперед, поможет ли сделать горизонтальный пропил, чтобы разделить старую и новую стенку?

Существует теория, что при веерном росте рога, когда в пятке стенка растет нормально, а по зацепу будто бы собирается гармошкой, это происходит из-за того, что старый, деформированный рог подпирает снизу новый, не давая ему нормально расти, и нужно просто разделить их чуть ниже венчика глубоким желобом, чтобы новая стенка беспрепятственно смогла срастать вниз ровной. Такая техника называется пропилом Гросса.

В действительности же, причины веерного роста рога другие. Каждый, кто сращивал обычный, механический клеш стенки, связанный с ее перерастанием, мог видеть, что если задана правильная точка отрыва относительно копытной кости, и зацепная стенка снизу, со стороны земли, вывешена от этой линии перекатом, новая стенка отрастает от венчика вниз ровной, плотно прикрепленной к копытной кости, и ей ничуть не мешает нижняя, клешащаяся часть стенки, по крайней мере до тех пор, пока не отрастет до земли и не сместит точку отрыва вперед. Если на стенку не действует со стороны земли отрывающая нагрузка, ничто не может помешать ей срастать ровно… ничто, кроме необратимых изменений во внутренних структурах, влияющих на качество и направление роста рога.

Если при изменении формы копытной кости подошва продолжает оставаться плотно прикрепленной к ней, то зацепная стенка не огибает все загнутости копытной кости, а растет вперед по ламинарному клину и соединительной ткани, образовавшейся на месте разрывов. Верхний сантиметр стенки обычно имеет самый крутой наклон, ниже идет небольшой ровный участок под более пологим углом, а дальше стенка может один или несколько раз загибаться еще, становясь все более пологой. Может показаться, что верхний сантиметр или участок под ним наклонены под правильным углом, параллельным передней поверхности копытной кости, и задача состоит в том, чтобы позволить стенке дорасти под этим углом… а вот дорасти куда? Разве только до загнутой зацепной части кости, а потом ей все равно пришлось бы отгибаться вперед.

В действительности же, обычно, в таких копытах ни один из углов роста стенки не параллелен копытной кости, потому что из-за сильных разрушений в них уже не может сформироваться здорового, плотного ламинарного соединения. Да и задача коваля состоит не в том, чтобы вырастить максимально ровную стенку, которая при всей своей красоте все равно будет недостаточно надежно прикреплена к лошади, а в том, чтобы сделать копыта максимально рабочими: задать правильную точку отрыва по отношению к копытной кости, создать условия для набирания подошвой толщины, насколько это возможно, и не снимать слишком много некрасивой, собранной гармошкой стенки в нижней части копыта, чтобы она могла служить внутренним структурам защитой от боковых ударов. Основной целью должна быть функциональность, а не эстетичность копыт.

Что касается пропила Гросса, то его делали нашей лошади с очень тяжелым ламинитом — той самой лошади, благодаря которой мы решили брать ситуацию в свои руки и учиться расчищать. Уже через месяц пропил стал зарастать изнутри наружу, а потом постепенно сместился вместе с остальным рогом вперед по «гармошке». К такому же результату привело и спиливание клеша по толщине, чтобы копыто визуально выглядело ровным — спиленная часть стала срастать вниз и загибаться вперед, на направлении роста рога от венчика спиливание никак не сказалось. Да и не могло сказаться.


Подробнее о применении пропила Гросса у Халлы в сочетании с ковкой на самодельные подковы-качалки (banana shoes) (2006 год). Метод заключался в разделении старого и нового рога в зацепной области чуть ниже венчика и стимуляции кровообращения в копытах за счет качания на подковах. Лошадь было рекомендовано держать в деннике. Процедура была проделана 9 сентября. (Все фото этой серии увеличиваются при нажатии).

14 октября. Пропилы стали зарастать изнутри наружу, но в остальном казалось, что все идет по намеченному плану. Сверху в зацепной области рог срастал ровно, и даже новые кольца роста казались более параллельными друг другу.

19 ноября. Пропилы еще больше заросли изнутри и немного сместились вперед вместе со старым рогом. Было решено спилить рог на зацепе, продолжая линию верхнего роста (спиливать пришлось и небольшие участки стенки над пропилами). Копыта приобрели вполне красивый вид — ровная зацепная стенка, не слишком высокая пятка… Значит пропил помог, и копыта удалось вырастить такого вида, как хотелось?

К сожалению, нет. Если присмотреться, по зацепу стенка все равно росла вниз сжатой в гармошку, несмотря на пропил (см. фиолетовые линии и стрелки).

Но самое интересное находилось внутри. По рентгеновским снимкам очевидно, что ни в октябре, ни в ноябре зацепная стенка ни на каком своем участке не росла параллельно копытной кости.

Таким образом, пропил Гросса никак не повлиял на направление и свободу роста рога в зацепной области. В течение всего эксперимента лошадь едва могла передвигаться (возможно, из-за большого веса подков).


Судя по нашему опыту, если ламинит поддается реабилитации, то это происходит и без использования пропила Гросса, а только лишь за счет сращивания клеша. Если ламинит не поддается реабилитации из-за слишком сильных повреждений ламинарного слоя и копытной кости, то никакой пропил не способен оздоровить ткани ламинарного слоя или распрямить копытную кость.


Пример аналогичной ситуации, хоть и с меньшими внутренними разрушениями. Копытная кость имеет слегка загнутую форму и потерю костной массы по нижнему краю, ламинарный клин не срастает, подошва не набирает полную толщину. У лошади иногда случаются обострения и изменения угла роста рога, она компенсирует при ходьбе — в поворотах смещает вес назад, избегает жесткого грунта, но в целом она стабильна уже несколько лет, охотно передвигается шагом, а по мягкому грунту бегает рысью и галопом. Верхом хозяйка садиться не пробовала.

Ровного копыта с плотным ламинарным соединением здесь вырастить не удается, однако копыта получается поддерживать во вполне функциональной форме. Для этого на подошве по возможности сохраняем весь слоящийся рог, так как он служит дополнительной защитой, точку отрыва соотносим с проекцией вершины копытной кости и делаем перекат в пятках параллельно боковым бороздкам стрелки. Сами пятки понижаем чуть выше подошвы для того, чтобы не приближать подошву к земле (несмотря на хороший свод, подошва тонкая и чувствительная), но ставя копыто на землю, лошадь наступает на перекат в пятке, т.е. на низкую пятку. На левом копыте стенка снята по толщине в четверти на большую высоту из-за бокового клеша. Фото увеличиваются при нажатии.


У нас есть левада, где подолгу стоит вода. Ее называют левадой для ламинитников. Поможет ли она?

При остром приступе ламинита в первые три дня ноги до середины запястья помещают в холод, чтобы снизить воспаление (в дополнение к противовоспалительным препаратам). Это может быть лед или вода температурой 1 градус. Исследования проводились на группе лошадей и показали пользу от таких мер для минимизации воспаления и отсутствие вреда для организма лошади. Томас Дж. Дайверс, DVM, при лечении острого ламинита, развившегося в результате системного воспалительного заболевания, рекомендует держать копыта в ледяной воде в течение всего периода воспаления, который может длиться и дольше трех дней, до исчезновения симптомов воспаления — повышенной температуры копыт и частой, интенсивной пульсации в пальцевых артериях. Когда острый период заканчивается, наоборот создают условия для улучшения микроциркуляции, т.е. кровообращения в капиллярах, чтобы питательные вещества поступали в ткани, и заживление шло быстрее.

Грязевая левада обычно не подходит ни для того, ни для другого. Для охлаждения копыт она может иметь подходящую температуру разве только перед выпадением снега осенью или весной, когда он тает. Летом же вода слишком теплая. Если воспаление уже прошло, и ламинит перешел в хроническую стадию, то условия выгула должны побуждать лошадь двигаться, а в грязи перемещаться может быть затруднительно и нездорово для сухожилий и связок. К тому же в грязевой леваде, где подолгу стоит вода, условия благоприятны для поражения копыт грибковой и бактериальной инфекцией — может загнить стрелка, и в ламинарном слое могут появиться глубокие, черные расслоения. Это только добавит копытам проблем и увеличит болезненность при наступании.

Единственное, что может понравиться лошади с ламинитом в грязевой леваде — это то, что там мягкий грунт, на который не так больно наступать. Тем не менее, лучше обеспечить ей комфортный, но сухой грунт для выгула или по необходимости надевать ботики с мягкими стельками.

Нужно ли принудительно расшагивать лошадь?

Что касается острой стадии, в копытах происходит воспаление, и лошадь испытывает сильную боль. Соответственно, все меры должны быть направлены на минимизацию воспаления и боли. Ограничение выгула является в этой ситуации логичным, особенно если лошадь ставят в ледяную воду (в ванночки или специальные сапоги). Некоторые специалисты считают, что если задана правильная механика копыт (на стенку не оказывается отрывающей нагрузки, пальмарный угол по возможности приближен к норме), нет нужды лишать лошадь выгула. С другой стороны, испытывающие боль лошади могут сами не стремиться ни передвигаться, ни общаться с другими лошадьми и могут даже становиться агрессивными, не подпуская их к себе. Идеальным вариантом была бы небольшая левада с навесом и глубокой подстилкой рядом с выгулом других лошадей, чтобы больная лошадь могла по своему усмотрению лежать или ходить и общаться или не общаться с другими лошадьми, при этом не оставаясь в полной изоляции, так как это может явиться дополнительным стрессом.

Что касается хронической стадии, когда воспалительный процесс заканчивается, боль уменьшается и начинается процесс выращивания нового копыта, лошадь нужно побуждать двигаться по мере возможности, в том числе шагать в руках. Помимо стимуляции кровообращения, это уменьшит боль, которую испытывает лошадь, за счет разрабатывания ног и мышц, участвующих в компенсации. Дебра Тейлор даже называет принудительное расшагивание обезболивающим средством при хроническом лаиините. Она отмечает, что после расшагивания лошади с ламинитом двигаются более охотно и в леваде, сами по себе.

Помимо этого, при ламините остро встает вопрос потери копытной костью костной массы, т.е. разрежения кости. С одной стороны, на нижний край копытной кости приходится повышенная нагрузка, часто еще и неправильная, обычно только на зацепную область, отчего кость может деформироваться. С другой стороны, стояние в деннике без движения само по себе приводит к разрежению костной ткани (согласно нескольким исследованиям) и создает условия для более легкого деформирования кости. Движение же наоборот способствует укреплению костей, особенно активное. Поэтому оптимальный вариант — как можно быстрее задать правильную механику копыт, обеспечить выгул по мягкому грунту и начинать посильно шагать лошадь в руках, защитив истонченную подошву ботиночками со стельками.

Для начала движения шагом вполне достаточно. Это обеспечит некоторую нагрузку, улучшит кровообращение в копытах и не будет травмирующим для нового, отрастающего сверху вниз плотного ламинарного соединения. Рысь, галоп, подпрыгивание (например, в игре), а Дебра Тейлор относит сюда и поездку в коневозе, подскакивающем на ухабах дороги — это более серьезная нагрузка на копыта, и ее стоит избегать до тех пор, пока плотное ламинарное соединение не отрастет на значительную высоту, например, хотя бы на половину высоты зацепной стенки. Насколько мне известно, никто еще не проводил исследований, которые бы точно показали при какой величине плотного ламинарного соединения какая нагрузка допустима, а какая его травмирует. Полагаться здесь стоит больше на свой опыт и здравый смысл. Скажем так, если лошадь сама начинает бегать на выгуле, можно пробовать понемногу добавлять в моцион рысь и смотреть на ответ со стороны копыт. В данном случае лучше двигаться вперед медленнее и проявлять осторожность. Легкие лошади, например, пони и ослики, обычно быстрее начинают двигаться свободно, чем большие и тяжелые лошади, потому что чем меньше вес животного, тем менее травмирующей получается нагрузка на новое ламинарное соединение и основу кожи подошвы.

Помимо ударной нагрузки на копыта при более быстрых аллюрах и прыжках, лошадям с ламинитом обычно дискомфортны резкие повороты и спуск вниз по склону, так что этого также стоит по возможности избегать.

Когда можно садиться верхом?

В простых случаях, когда воспаление было незначительным и заставило лошадь хромать всего несколько дней или неделю, к верховой работе можно возвращаться практически сразу же, удостоверившись, что без всадника лошадь с комфортом двигается всеми аллюрами. В первое время под верхом лошадь может хуже толкаться и выказывать небольшой дискомфорт на жестком грунте, но это быстро проходит. В более же сложных случаях, повлекших за собой деформацию копытной кости и сильные разрушения в мягких тканях, ситуация неоднозначна. Обычно этот вопрос очень важен для владельцев, потому что то, что на лошадь можно сесть верхом, дает ощущение победы в долгой и сложной борьбе с ламинитом. В целом, если копытная кость сохранила форму или имеет незначительную потерю костной массы, если ее зацепная область неизменна или загнута лишь немного, лошадь может вернуться к полноценным верховым нагрузкам. Чем больше разрушений и деформаций повлек за собой ламинит, тем больше защиты для подошвы (ботиночки со стельками или мягкий грунт) потребуется и тем более щадящей должна быть нагрузка под верхом. Некоторым же лошадям и вовсе не удается восстановиться настолько, чтобы возить всадника.

Проблема здесь кроется в дополнительном весе, который вместе с весом самой лошади испытывает на прочность ламинарное соединение и давит на подошву изнутри. В нормальной ситуации подошва имеет достаточную толщину, чтобы защитить мягкие ткани от жесткого грунта и камешков, а плотное ламинарное соединение удерживает копытную кость в копыте и препятствует чрезмерному сдавливанию мягких тканей подошвы. Такая конструкция имеет достаточно большой запас прочности и работает даже при повышенной нагрузке на нее — при движении быстрыми аллюрами, во время прыжков и с дополнительным весом на спине.

Если же конструкция теряет прочность, лошадь начинает испытывать дискомфорт. Даже при механическом, постепенном расклешении стенки ламинарный слой растягивается и теряет способность качественно удерживать копытную кость, из-за чего она проседает в копыте ниже и давит на подошву изнутри сильнее. В ответ на это подошва истончается и уплощается, и лошадь начинает выказывать чувствительность на жестком и каменистом грунте. Особенно под всадником, потому что с дополнительным весом давление на подошву изнутри еще сильнее.

При ламините ситуация еще сложнее. Ламинарное соединение бывает растянуто очень сильно, а то и разорвано, и из-за изменений в копытной кости и травмирования мягких тканей подошва может уже никогда не иметь возможность набрать здоровую толщину. Может ли такая лошадь вернуться к верховой работе и в какой момент можно попробовать ее начинать, не скажет на 100% ни один специалист, потому что здесь нет четких ориентиров. По собственному опыту с нашей кобылой с ламинитом, когда ветеринар, коваль и рентгенолог единогласно разрешили начинать на нее садиться верхом на 5 минут, после 3 дней таких посадок у нее образовались гнойники на обоих передних копытах — копытная кость намяла подошву изнутри. Тем не менее, когда гнойники очистились, и подошва зажила, я смогла снова начать на нее садиться, и мы шагали и даже немного рысили без проблем. Этот пример говорит не о некомпетентности профессионалов, а о том, что в сложных случаях ничего не угадаешь наперед, они очень индивидуальны.

В целом, можно сказать так, что если лошади комфортно двигаться всеми аллюрами, и в поворотах она не пытается смещать вес назад и разгружать зацепы, можно пробовать шагать на ней верхом по мягкому грунту или в ботинках со стельками. Сможет ли лошадь нести верховую нагрузку и какую именно, лучше нее самой не скажет никто, так что нужно прислушиваться к ней, следить за изменениями пульсации и походки и быть готовым пробовать, ошибаться и помогать лошади преодолевать последствия возможных ошибок.


Пример лошади с хроническим ламинитом, стабильно несущей полную верховую нагрузку прогулочной лошади. В копытной кости в обоих передних копытах присутствуют небольшие изменения — потеря костной массы и деформация зацепной области. В обоих копытах подошва имеет вполне работоспособную толщину, а зацепная стенка периодически начинает расти под новым углом (по невыясненным пока причинам, не связанным с углеводами в рационе или изменениями состояния здоровья), после чего клеш срастает, и стенка какое-то время остается ровной. На рентгене виден как раз такой момент, клеш срос до середины копыта.


Можно ли пасти лошадь с ламинитом?

Ответ на этот вопрос неоднозначен. Многочисленными исследованиями подтверждено то, что переизбыток углеводов в рационе может вызвать приступ ламинита особенно у склонных к этому лошадей — с метаболическим синдромом и нарушениями эндокринной системы. В траве содержится сахар, но его уровень не постоянен. Больше его в молодой траве (высотой до 5-7 см) и в подмороженной траве, в высокой траве его меньше. В ночные часы после 3 часов ночи сахара в траве также меньше, чем днем.

Традиционный совет владельцу лошади с ламинитом — исключить из рациона зерно (крахмал) и зеленую траву (сахар), а также яблоки, морковь, непосредственно сахар итд. Однако этот совет похож на то, как аллергику на всякий случай рекомендуют избегать животных и исключить из рациона помидоры, клубнику и красные яблоки — да, это все распространенные аллергены, но конкретно у этого человека аллергия может быть на домашнюю пыль или цветение березы, а общение с животными и красные фрукты и овощи могут никак не влиять на его аллергию. Так же и с ламинитом и травой и с углеводами в целом — все индивидуально и зависит от уровня инсулина в крови. Если ламинит не связан с обменом веществ и развился в результате системного воспалительного заболевания, Дебра Тейлор рекомендует скармливать таким лошадям немного овса даже в острой стадии, так как боль отбирает много сил, и на рационе из одного лишь сена лошади начинают быстро терять кондицию. К тому же, согласно недавним исследованиям, питательные вещества из сена лучше усваиваются, когда сено дополняется крахмалом (зерном) или маслом. Все дело в количестве, пропорциях и нагрузке, которую несет лошадь. Мы уже упоминали исследование, которое показало, что даже 15 минут интенсивной рыси в день существенно нормализует инсулин в крови, следовательно, лошадь сможет справиться с бОльшим количеством углеводов без вреда для здоровья и обострения ламинита.

Исследований на тему зависимости ламинита от избытка углеводов проведено уже много, но до сих пор не выработано четкой системы расчетов при каком уровне инсулина в крови какое допустимо потребление углеводов, т.е. нет возможности расчитать, можно или нельзя пасти конкретную лошадь, сколько и на какой траве. По нашей статистике не каждая лошадь с ламинитом выдает обострение на молодую траву и не каждый год, а некоторых лошадей мы наблюдаем по 8-10 лет. Наших клиентов мы предупреждаем о том, что молодая и мороженная трава являются факторами риска, а также призываем поддерживать здоровую кондицию тела у лошади и давать ей посильную нагрузку. Тем не менее, решения по пастьбе оставляем за владельцами, не проявляя категоричности, если только копыта не дают нам информации, однозначно запрещающей пастьбу.

По нашей статистике, есть годы, когда лошади с ламинитом без хромоты выдают новый угол роста стенки в феврале-марте, когда еще лежит снег, но никак не реагируют на начало пастбищного сезона. К концу лета остатки клеша срастают, и на осеннюю подмороженную траву лошади тоже не реагируют никак. В прошлом году на молодую майскую траву отреагировали две лошади, имеющие метаболический синдром, в этом году одна из них отреагировала даже на уже выросшую траву, введенную в рацион достаточно резко (в период молодой травы она гуляла в земляной леваде с сеном). Возможно, ей нельзя давать траву вообще, по крайней мере, пока единственной ее нагрузкой является выгул. Как повлиял бы на ее восприимчивость к углеводам регулярный моцион пока неизвестно. Вторая лошадь в этом году никак не отреагировала на молодую траву, хотя ее вес не снизился. Еще в этом году на молодую траву выдали обострение две лошади с метаболическим синдромом (обе похудевшие до нормальной кондиции и имеющие небольшой регулярный моцион) и одна матка с ламинитом в результате гормональной перестройки. Другие лошади не отреагировали на пастьбу никак. К счастью, после небольшого периода хромоты, все из этих лошадей вышли из обострений с минимальным ущербом для копыт из-за того, что в копытах была задана правильная механика. Владельцы одного коня с метаболическим ламинитом отмечают, что если трава, даже молодая, вводится в его рацион постепенно, обострений не возникает.

У моей лошади хронический ламинит, она была стабильна, и вдруг резко начала хромать на одну ногу, а на следующий день перестала на нее вставать. Что это может быть?

Скорее всего, у нее образовался гнойник. У большинства лошадей с хроническим ламинитом тонкая подошва, более склонная к наминам и гнойникам. Мы также сталкивались с таким явлением, что до расчистки все было отлично, а непосредственно после расчистки лошадь переставала опираться на одну из ног, убирая с нее вес. Это тоже было связано с гнойниками — при удалении переросшей стенки подошва приближалась к земле, нагрузка на нее становилась больше, и гнойник сильнее сдавливался. Если такое произошло, нужно поискать, нет ли под зацепной областью копытной кости мест выхода гноя — черных точек, отверстий, щелей итд.

Если в копыте образовался гнойник, нужно обеспечить лошади мягкий грунт, глубокую, мягкую подстилку в деннике и ждать, пока гнойник созреет и начнет вскрываться, после чего нужно слегка расширить его выход для лучшего отхождения гноя и ставить на копыто ванночки, ускоряющие процесс очищения гнойной полости. Коваль Пит Рэми советует ежедневно делать ванночки с яблочным уксусом — 50% уксуса, 50% воды. Если грунт на выгуле сухой, не имеет смысла как-то специально защищать копыто, а вот грязевые «ванночки» могут населить гнойник патогенной микрофлорой, что особенно нежелательно, если гнойник — это не намин, а выход лизисного гноя с ходом до самой копытной кости.

После расчистки лошадь стала хуже двигаться — так и должно быть?

В целом, после расчистки лошадь должна двигаться так же или лучше, чем до нее. Но с ламинитом в некоторых случаях временный дискомфорт после расчистки неизбежен. Например, мы сталкивались с этим у лошадей с прободением подошвы или просто сильно истонченной подошвой и очень переросшей стенкой. Именно перерастание стенки и отрывающая нагрузка на нее явились причиной того, что копыта дошли до такого тяжелого состояния, но в то же время, переросшая стенка создавала эффект подковы, приподнимая болезненную подошву над землей. При понижении стенки, даже с сохранением частичной опоры на нее в четвертях и по углам зацепа, подошва приближалась к земле, на нее начинало приходиться больше нагрузки, и лошади начинали сильнее жаловаться. Этот сложный момент будет легче пережить, если обеспечить защиту подошвы. Как только правильная механика копыт будет задана, процесс реабилитации начнет идти быстрыми темпами, и чрезмерная чувствительность пройдет. Когда убрана отрывающая нагрузка на расклешенную стенку, сверху она начинает отрастать вниз параллельно копытной кости. Чем больше область прочного скрепления стенки и кости, тем меньше кость давит на подошву изнутри, меньше сдавливаются сосуды, и подошва быстрее утолщается.

Даже простое понижение пятки может вызвать временную чувствительность из-за приближения подошвы к земле, но без этого не обойтись, так как это улучшает пальмарный угол, т.е. ставит копытную кость в более правильное положение относительно земли, и она перестает продавливать подошву изнутри своим передним краем.

Иногда же чувствительность связана со слишком агрессивной расчисткой, например, когда стенку исключают из опоры на слишком большом участке, и весь вес лошади вынужденно принимает на себя тонкая подошва, которая без поддержки со стороны стенки начинает сильнее стираться при ходьбе. Некоторе коваля пытаются формировать у лошади свод подошвы, вырезая его ножом и этим истончая подошву, что также заставляет лошадь сильнее щупать. Поговорим об этом подробнее.

Нужно ли при расчистке формировать свод, если он плоский?

Это, пожалуй, одна из самых страшных ошибок, которую может допустить коваль при расчистке ламинита. Есть копытные теории, утверждающие, что свод можно вырезать ножом, и копыто «запомнит» его форму. Не понятно на основании чего сложилось такое убеждение. В таком случае, запомнит ли копыто новую форму свода, если вырезать на нем протектор для лучших противоскользящих свойств? Слышала я и точку зрения, что организм может не знать, что в копытах тонкая подошва, но если коваль ее слегка дополнительно истончит, организм это трактует как рану и начнет ее в этом месте утолщать — на этот раз до здоровой толщины. Есть теории, предписывающие делать свод равномерным снаружи, вырезать его раковинкой, так как бугры и наплывы, якобы, при опоре на грунт наминают мягкие ткани.

На эту тему у нас опять же есть пример с собственной лошадью. В определенный момент у нее на подошве сформировались бугры по бокам от вершины стрелки. Коваль срезал эти «странные наросты», чтобы они не намяли подошву, и лошадь сразу же начала лучше двигаться… но уже через 3 недели наросты вернулись. Коваль срезал их опять, на этот раз улучшения движений не произошло, а бугры образовались еще быстрее. После очередного их срезания подошва в этом месте стала проминаться пальцем, и лошадь быстро намяла ее до обширных гнойников.

В действительности же оказалось, что это были не наросты на подошве, а сама подошва, продавленная изнутри копытной костью. Ротация была такой сильной, что передний край кости упирался изнутри в вершину стрелки и выдавливал наружу подошву по бокам от нее. Срезая эти бугры, коваль, сам того не желая, помогал кости истончать подошву, пока она не стала толщиной не более нескольких миллиметров. Временное улучшение ситуации в первый раз было связано с краткосрочным уменьшением нагрузки на проблемную область, но так как в результате срезания подошва стала более тонкой, ее стало еще легче продавить изнутри, и новые бугры не заставили себя ждать.

Здесь нужно сделать отступление, что не всякие бугры у вершины стрелки означают, что в это место изнутри давит копытная кость. По исследованиям Роберта Боукера, межтрубочный рог подошвы производится ламинарным слоем заворотных стенок и распространяется по подошве от центра к периферии. Если подошва тонкая, в зоне активного роста рога у конца заворотных стенок, по бокам вершины стрелки, на подошве формируются бугры, иногда смыкающиеся перед вершиной стрелки. Если подошва получает возможность набрать полную толщину (ее перестают срезать, создаются условия для сращивания клеша итд.), через несколько недель эти бугры выкрашиваются, и подошва становится ровной. Никаких наминов они за собой не влекут. В любом случае, какова бы ни была причина образования на подошве бугров плотного, не слоящегося рога, срезать их не рекомендуется.


На двух верхних фотографиях можно увидеть бугры, образовавшиеся на подошве из-за того, что копытная кость в этом месте выдавила тонкую подошву изнутри наружу. Если присмотреться, рельеф бугров повторяет форму переднего края копытной кости. Фотография ниже слева — рентген копыта с фотографий выше, точка на подошве поставлена у вершины стрелки. Снизу справа — для сравнения представлены бугры, формирующиеся на тонкой подошве в зоне активного роста рога, такие бугры располагаются вдоль заворотных стенок. Стрелочками показано в каких направлениях межтрубочный рог смещается по подошве. 

Все фотографии при нажатии увеличиваются.


Подошва — одно из наиболее проблемных мест при ламините. В результате травмирования сосудистой сетки во время приступа, сдавливания мягких тканей плохо закрепленной в копыте костью, а также возможного разрушения копытной кости по нижнему и иногда и по переднему краю, подошва может и не иметь возможности набрать здоровую толщину и обрести свод здоровой формы. Форма подошвы повторяет форму копытной кости, и если подошвенная часть кости уплощилась, бесполезно пытаться принудительно вырезать на подошве красивый свод — этим можно только истончить центральную часть подошвы, сделав ее более чувствительной и склонной к наминанию. Здоровая форма свода — следствие здоровой толщины подошвы, здоровой формы копытной кости и отсутствия клеша стенки, свод нельзя вырезать, его можно только вырастить. Однако чем тяжелее ламинит и чем больше разрушений в копыте он повлек, тем меньше возможности вырастить подошву здоровой толщины и плотно прикрепленную к кости стенку, не имеющую клеша, иногда невозможно совсем.

В приоритете расчистки должна стоять не внешняя красота, а функциональность копыт. Наиболее функциональными копыта являются, когда мягкие ткани хорошо защищены. Если лошадь не может вырастить подошву здоровой толщины (1,2 — 1,8 см), нужно при расчистке оставлять все наросты и весь мелоподобный рог, потому что хотя бы в этих местах подошва будет толще и лучше защитит мягкие ткани от травмирования. В дополнение к этому, недостающую толщину нужно восполнять ботиночками со стельками или избегать жесткого и каменистого грунта.

Как технически расчищать растянутую в трапеции лошадь?

Лошади в острой стадии ламинита в основном принимают традиционную «ламинитную позу», выставляя передние ноги вперед, и им очень больно давать одну из ног для расчистки. Работать с ними нужно творчески и короткими подходами, не заставляя страдать еще больше. В очень тяжелых случаях может понадобиться использовать седацию, но в большинстве ситуаций работают более простые приемы. Чтобы лошади было не так больно опираться на больные ноги, лучше всего расчищать ее на мягкой подстилке в деннике или насыпать на пол слой опилок под опорную ногу. Обычно лошади идут навстречу и соглашаются терпеть манипуляции. Если ногу невозможно поднять, можно насыпать горку из опилок или песка, поставить на нее копыто и убрать лишнее так, чтобы получить доступ к стенке. Также можно поставить копыто на доску так, чтобы нужная часть стенки была вывешена над ее краем. Если невозможно руками поставить ногу на доску, можно попросить лошадь шагнуть так, чтобы она сама наступила на нее. Конечно, невозможно полноценно расчистить копыто, не поднимая его, но даже просто убрав лишнюю нагрузку со стенки, можно сильно облегчить лошади боль и задать положительную динамику в копытах. В следующую расчистку взять ногу будет уже проще.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: